Записи рубрики: Новости моды

СЕКС В СССР

секс, ссср
 
Брежнев обещал превратить Москву в образцовый коммунистический город, но наделе в столице империи при нем царила совсем другая жизнь. Богема, фарцовщики, западные дипломаты, либеральные кагэбэшники, деятели искусств — неофициальная светская жизнь кипела, ее центрами были редкие тогда рестораны, а украшением — советские манекенщицы. Одной из них, двадцатидвухлетней Галине Мидовской, посвятил в 1969 году дюжину страниц американский Vogue: модную съемку в Москве (на этом кадре — парк «Сокольники») сопровождал репортаж о беззаботной жизни it girl, «которая не говорит на иностранных языках, но это ей и не надо — язык уверенности и легкости, которым она владеет в совершенстве, открывает любые двери». Вскоре Мидовская снимется для западных журналов еще раз, с боди-артом художника Анатолия Брусиловского, эмигрирует из СССР и станет жительницей вольного Лондона.

ОТЕЧЕСТВО НАМ ЦАРСКОЕ СЕЛО

Витебский вокзал — не самая банальная достопримечательность Петербурга и при этом очень личная для всякого выросшего в Питере: именно отсюда родители возили детей на прогулки в Царское Село с его сказочной красоты парком и величественным дворцом, через дорогу от которого находился царскосельский лицей, где учился Пушкин. Это был обязательный к исполнению, но от того не менее приятный маршрут, и начинался он здесь, на самом красивом вокзале города, с ажурными решетками, гигантскими арочными окнами и цветными витражами. Наталью Семанову, похожую на героиню немого кино, стилист Катарина Флор одела в длинные юбки, укутала в пушистый мех и туго затянула ее тонкую талию.

ПОДРОБНЕЕ »

ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ

золотой, осень
 
Безусловный романтик, американский фотограф Артур Элгорт всегда с удовольствием приезжал на съемки в Россию. И Санкт-Петербург, устремленный в прошлое, неизменно предпочитал энергичной Москве. История «Сцены у фонтана» снималась в Петергофе, среди пышных дворцов и золоченых статуй, но Элгорт сделал этот кадр на фоне опавших желтых листьев. В белом платье из расшитого розами меха и белом свитере, напоминающем скорее викторианскую блузку с высоким воротником-стойкой, модель Мика Данкл выглядит старинной фарфоровой куклой, беззащитно брошенной на землю. Ее золотистые волосы почти сливаются с листьями и завиты милыми кудряшками на старинный манер. Кажется, что стилист Катарина Флор смотрела па фотографии царской семьи и портреты молодых княжон покорили ее своей трогательной полудетской красотой. Звучит слишком сентиментально? Конечно! Но Россию в те годы многие воспринимали именно так.

СЕСТРЫ Близнецы Лида и Саша Егоровы — одни из самых востребованных моделей конца 1990-х. Чистые, словно прорисованные акварелью лица, без ярких красок и характерных черт, зато с серьезным взглядом исподлобья — они идеально соответствовали аскетичному, нарочито андрогинному стилю времени. Итальянский Vogue снимал их часто, и всякий раз съемки были похожи на серьезную кинематографическую историю. А в случае с фотографом Юргеном Теллером — на кинодокументалистику.

ПОДРОБНЕЕ »

ШЛА Я ЛЕСОМ

ШЛА Я ЛЕСОМ
Приехав по приглашению русского Vogue на съемку в Петербург, фотограф и художник Юрген Теллер, немец, живущий в Лондоне, устремился прочь от всемирно известных туристских объектов — в леса питерских пригородов. Съемку, которую назвали «Лесная сказка», устроили на территории музея-заповедника «Павловск». Суперпопулярную в те годы американскую модель Девон Аоки — сто шестьдесят пять сантиметров роста, серьезныенадутые губы и чопорное лицо, усыпанное веснушками, за которое профессионалы окрестили ее «панк-нимфеткой», — одевала Венеша Скотт, стилист и жена Теллера. Вещи в фольклорном стиле из новых коллекций она смешала со старинными — например, расшитыми бисером платьями, плиссированной юбкой и кашемировыми шалями.
ПОДРОБНЕЕ »

СЕЗОНЫ БЕЛЫЕ НОЧИ

СЕЗОНЫ БЕЛЫЕ НОЧИ
Мороз и солнце, февраль, достать чернил и плакать, весна-красна, в июль катилось лето, осенняя пора — очей очарованье: в России у моды белые ночи Для японского Vogue «белый русский» — не коктейль из бара и не трагический образ истории гражданской войны и эмиграции, а воплощение неповторимого зимнего шика: мех песца и норки, кружево и шифон, бриллианты и перья, все — белого цвета. Модель из Бельгии Ким Нурда ходит по пустынным улицам Санкт-Петербурга — Васильевскому и Елагину острову, двору Петропавловской крепости, набережной возле храма Спаса на Крови — то ли барыня из поэмы Блока «Двенадцать», то ли балерина Матильда Кшесинская: в белых воздушных нарядах и меховых шапках.
ПОДРОБНЕЕ »

ТАСС УПОЛНОМОЧЕН ЗАЯВИТЬ

тасс, уполномочить, заявить
 
Здание Телеграфного агентства Советского Союза, построенное в конце 1970-х на Никитских Воротах, — один из символов архитектуры брежневского модернизма, вокруг которого до сих пор не утихают споры: то ли оно должно было быть вдвое выше (но тогдашний «мэр» Москвы Гришин запретил уродовать центр), то ли вдвое длиннее вдоль Тверского бульвара. Как бы там ни было, платье в клетку из шерсти и мохера с отделкой из перьев работы Джона Гальяно, которое на этом кадре примерила Кейт Мосс, идеально рифмуется с декоративными двухэтажными экранами на фасаде. Архитекторы здания Егерев и Шайхет задумали их как парафраз легендарных «Окон РОСТА» — серии плакатов, выставлявшихся в 1920-е в витринах магазинов. Для них в числе прочих художников и поэтов работали Маяковский, Малевич, Лентулов.
ПОДРОБНЕЕ »