Двое на перекрестке

Двое на перекрестке

Я опять увижу ее. Наверное, пора все забыть и начать жить своей жизнью. Но по пятницам, после работы ноги так и несут меня на знакомую улицу, чтобы вновь вернуться на полтора года назад, хотя бы мысленно. На этой улочке есть чудесное кафе (вообще-то не ахти какое заведеньице, но меню и интерьер – дело последнее), для меня оно – поистине машина времени.

Если сесть за заветный столик у огромного окна и слегка отклониться за портьеру, открывается отличный вид на ее подъезд. Главное – она меня не заметит. И все повторится снова к моей великой радости и к полному ее неведению. Около семи вечера она обычно выходит из дома (или выбегает, в зависимости от своих наполеоновских планов) на остановку, ждет маршрутку и уезжает к репетитору по английскому. Моя мечта в синих джинсах и с рюкзачком за плечами и не подозревает, что в течение минуты, а если повезет, то и трех, пока она переходит дорогу на перекрестке, бывает полностью моей. Пусть в моих сумасшедших фантазиях, пусть иллюзорно, но моей. Моей девочкой.

Сегодня опять пятница, домой спешить не надо – дочку из садика заберет жена, и я имею право нанести визит в прошлое, чтобы увидеть ее. Итак, пост наблюдения занят, пиво заказано, как говорится, ждем-с. Без пятнадцати семь. А вот и мы! Выскочила из подъезда, как наскипидаренная, чуть не вприпрыжку несется к остановке, опаздывает. Но на перекрестке сбавляет шаг: даже если в радиусе километра нет машин, ни за что не двинется с места, пока не загорится зеленый фонарь светофора. Как мне знаком этот «пунктик»! Она сама не раз смеялась над своей странностью и признавалась, что недоумков за рулем боится «пуще Гитлера». Сколько раз я молил Бога, чтобы трехглазого авторегулировщика заклинило на красном или желтом, и, пока она маялась, не зная, как перейти дорогу, я бы вдоволь налюбовался моей мучительницей. Но, видно, ни Господь, ни подлая автоматика не желают быть моими союзниками, поэтому 1-3 минуты – это все, что у меня есть.

…Я уже и не думал, что могу влюбиться. Давно отпраздновал тридцатилетие, обзавелся женой (положено ведь!) и, как следствие, ребенком. Жизнь шла по кругу: утром – бутерброды и кофе, чмок жену в щеку, дочку в садик и рабочая круговерть. Вечером — дочку из садика, чмок жену в щеку, ужин, спортивный канал по телевизору.

А позапрошлым летом нагрянул с визитом на бывшую работу к коллегам-дизайнерам. И пропал. Я это сразу понял, как только ее увидел. Стоит на крылечке офиса, щурится на солнце. Поздоровался, она в ответ улыбнулась, и я к месту прирос. Поинтересовался у ребят, мол, что за новые симпатичные личности в коллективе, они проинформировали: 25 лет, незамужем, солнечный человечек. В профессиональном плане – талантище, генератор идей. Кто бы сомневался? Птицу по полету видать.

Вот с того самого июньского дня я забыл покой и сон.
Хотите описание предмета воздыханий? Пожалуйста! Невысокая, худенькая, сероглазая нимфа с копной рыжих кудряшек. Вот только не надо про Гумберта-Гумберта! Сам себе удивляюсь: всегда предпочитал дам с пышными формами и вдруг, как идиот, влюбился в женщину-подростка. Да как втрескался! Как пел Высоцкий, «до одури, до боли». Мне даже вспоминать смешно, как я ее завоевывал. Супруге нес какую-то чушь про сверхурочную работу, а сам мчался встречать мою рыжеволосую прелестницу.

Ох и «крепкий орешек» мне достался! Сколько язвительных шуток, ироничных замечаний я вытерпел, бледнел и терялся, как мальчишка, обижался тысячу раз и тысячу один прощал… Скажу только, что все у нас сложилось, и наступили для меня самые счастливые и одновременно мучительные дни. Про жену и дочку решил ей пока не говорить. Зачем? Пустить все под откос одной фразой? Пока помолчу, а там посмотрим.
Дома врал безбожно, на работе тоже, любую минуту выкраивал, чтобы побыть с ней. Но, наверное, мужчины меня поймут: когда она была рядом, дурацкая рекламная фраза «И пусть весь мир подождет!» становилась моим девизом, победным кличем, жизненным кредо, если хотите.

…Шли недели, месяцы. Мое счастливое безумство продолжалось. На работе коллеги подтрунивали, дескать, отчего это у мужчины «под сороковник» ни с того ни с сего словно крылья за спиной выросли? «Лишь бы не рога», — парировал я и ждал очередной встречи. О встречах отдельно. Она была неистощима на выдумки и сюрпризы. Как-то раз прихожу к дому моей рыжей бестии, а она выбегает со связкой разноцветных воздушных шаров. Народ на улице от изумления рты разинул – ничего себе «карнавал в Рио»! В общем, картина еще та, «холст, масло»: я запихиваю в багажник такси воздушные шары – вот ведь вредина, наотрез отказалась отпустить их в небо, таксист умиляется, она хохочет. Зато когда шутница рассказала мне про секрет шариков, я аж заискрился от радости. Оказывается, внутрь каждого из них она положила маленькую записочку с теплыми, нашими заветными словечками. Приехали за город, и мне пришлось немало побегать по поляне, хлопая надувных негодников, чтобы потом извлечь драгоценные бумажки…

Как и водится, все окончилось пошло и банально. Я совсем потерял осторожность, стал подумывать о разводе и новом браке. В тот треклятый день мы пошли в кино и случись же такое – в баре, где покупали попкорн, встретился мой одноклассник. И понес дежурную тираду: «Сколько лет, сколько зим! Как дела? Где работаешь? Как жена? Дочка-то, наверное, совсем уж невеста стала!» При последних словах я помертвел, а она… До сих пор сердце сжимается, когда вспоминаю этот момент: даже не шелохнулась, только побледнела до снежной белизны и глаза распахнула в полнеба. Я пробормотал что-то этому идиоту и потащил ее в зал. По пути повторял только одно: «Я все объясню, я все объясню…» Она улыбнулась: «Потом поговорим».

Поверить не могу, что так глупо упустил ее. Во время сеанса тихо шепнула: «Мне надо выйти», и с тех пор я ее вижу только из окна этого кафе. Мобильный сменила, с работы уволилась. Я несколько раз встречал ее у подъезда, пытался поговорить, но все тщетно. «Пошел вон!» — и с величественностью королевы удалялась. …Вот уже год, как ее нет в моей жизни. Живу по инерции: работа-дом-работа и, наконец, пятница! Этот день стал грустным, но сладким ритуалом. По-прежнему люблю, но не могу смириться, что она не моя.

Наверное, я схожу с ума, но порой мне хочется, чтобы ее совсем не стало. Пусть однажды, переходя перекресток, позабудет о своей осторожности и рванет на красный. И какой-нибудь лихач урезонит торопыгу – визг тормозов, удар. И мне больше не надо будет приходить на свой наблюдательный пост. А потом ужасаюсь своим мыслям – господи, да она же единственное, что у меня есть! И тогда мечтаю о совсем другом: чтобы на этом самом перекрестке я подошел к ней, взял за руку и перевел через дорогу. Но не на остановку, а в другую жизнь, где мы вместе, всегда были, есть и будем вместе. Так ведь не простит же моего обмана…

* * *

Я опять видела его. Удивилась бы, если б этого не случилось – он давно разведал про уроки английского, вот и приходит по пятницам в кафе напротив моего дома. Выходя из подъезда, первым делом смотрю на окно кафешки: так и есть, знакомая фигура притаилась за портьерой. Ну надо же так неумело маскироваться, а еще бывший пограничник!

…После того «знаменательного» похода в кино я пыталась возненавидеть его. Ни спать, ни есть, ни работать не могла, в голове постоянно вертелось чертово колесо из мыслей о той, что все это время была между нами – его жене. Как ее зовут, какая она? Думаю, красивая, нежная, умная, добрая. Дочурка, наверное, лапочка. У него просто не может быть по-другому, он ведь такой… Он подлый, лживый мерзавец!

Как-то я сказала, что мне до скрежета зубовного не нравится слово «любовники». Он рассмеялся: «Мне тоже. Так и представляю: любовник – некий водевильный персонаж, с бегающим взглядом, вечно озирающийся по сторонам, боясь разгневанных мужей. И ареал обитания у парня ограниченный: постель — шкаф — балкон. А любовница — этакая фам-фаталь, дьявол, а не женщина! И нет ей дела до обманутой жены и плачущих детей!» Потом обнял и шепнул: «Но ведь это не про нас, правда? Мы же вместе, мы – пара, ты – моя женщина, я – твой мужчина, ну же, иди ко мне…» За что ты так со мной, радость не моя?

Чтобы заполнить душевную пустоту, надо до отказа забить свой повседневный график. Новая работа, занятия английским, спортзал, книги и фильмы. Если повезет, новый мужчина, порядочный и честный, остальное – неважно.

Так прошел год. Днем время летело стрижом, ночью ползло улиткой. В делах и английском добилась успехов, перечитала уйму книг, а вот с новым мужчиной не повезло. Я так и не смогла разлюбить его, куда уж там – возненавидеть… Признаюсь, вечера пятницы жду с нетерпением и тревогой: если однажды его не будет «на дежурстве», закончится самая главная в моей жизни история. Отсутствие может означать только одно – значит сумел разлюбить.

Я давно простила ему этот обман. Понимаю, что не из подлости утаил про жену и ребенка, а просто боялся меня потерять. А как сказать ему, что больше не сержусь и по-прежнему люблю? Позвонить – нет уж, «мы бедные, но гордые». Но когда в очередную пятницу подхожу к перекрестку, мне хочется наплевать на свою проклятую гордость, развернуться и помчаться в это несчастное кафе, подойти к нему, взять за руку и увести с собой навсегда. И пусть весь мир подождет!

Возможно, я так и сделаю, когда пятничное мучение начнет сводить с ума. А пока надо дождаться зеленого сигнала светофора – иначе этот перекресток не перейти, автомобилисты гоняют словно угорелые – сесть в маршрутку и уехать.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>